Дельта Волги. Чёртово Городище

Дельта Волги
Пос. Красные Баррикады - Западная Дельта (Подстепные Ильмени) - Бахтемир

[Карта] [GPS]
2008

Часть 1.На запад!
Часть 2.Подстепные Ильмени
Часть 3.На восток!
Часть 4.По Бахтемиру
Часть 5.Городище и город
Дневник Сергея.   Поход по дельтам Волги
Обсуждение   в Живом Журнале

Около "Исполина" причаливаем к пляжу. Лёша и Маша выразили желание подежурить у байдарок, остальные идут на Чёртово Городище. Доходим до шоссе. У автобусной остановки "Село Ямное" сворачиваем на просёлок, который идёт через поля и камыши, потом поднимается прямо на вершину бугра.

Абсолютная отметка - минус 13 метров ниже уровня моря. Под ногами обильно попадаются черепки и старинный кирпич чуть ли не ручной лепки. Находим кирпич, в который замешан черепок. Вокруг разбросаны прямоугольные глиняные площадки. По Гумилёву это остатки глинобитных полов хижин. Поверхность просто усеяна черепками. Удивительно, что следы хижин сохранились 600 лет с тех пор, когда здесь была ордынская крепость. Между хижинами вершина бугра покрыта верблюжьей колючкой.


На вершине бугра Чёртово Городище


Чертово Городище на космоснимке

Про этот бугор Гумилёв пишет: … Пока мы любовались пейзажем, заботливый М.А.Шуварин успел расспросить прохожего, и тот рассказал, что этот бугор называется "Чертово городище", потому что на нем валяются осколки кирпичей и костей. Сообщение заслуживало проверки, и мы, напившись чаю, чтобы выдержать день под солнцем, двинулись на запад по тропинкам, ведущим через камыш к бугру, находившемуся на расстоянии около 5 км от берега Бахтемира.

"Чертово городище". Бугор, к которому мы подошли, действительно был необычен. Это было видно еще со стороны. Обычные бугры имеют совершенно гладкие бока, более или менее оплывшие, а этот был изрыт водой, оставившей на его теле сухие русла глубиной до 2 м. Откуда могли взяться ручьи, было ясно: это остатки дождевых потоков, но ведь на других буграх их не было. Да и не могло быть, потому что дождевая вода сразу впитывается мягкой супесью, из которой сложены бэровские бугры, и ручейков не образует. Если же ручеек появился, значит, вода накапливалась где-то наверху и потом стекала вниз.

Как только мы поднялись и осмотрелись, все сделалось ясно. На широкой вершине бугра были отчетливо видны следы земляных полов из плотно убитой глины. Русла ручьев начинались непосредственно от них. Некогда здесь стояли дома. Тогда вода стекала с крыш на мягкую супесь поверхности бугра и не производила разрушения. Гибель зданий повлекла за собой образование луж на тех местах, где люди утоптали землю, а из луж вытекли ручьи, деформировавшие склоны бугра. Заметив это, я сделал вывод, что в дальнейшем будет легко издали отличать бугры, на которых в древности располагались поселки, от бугров незаселенных. Этот способ обещал стать крайне полезным при наблюдениях с лодки. Бок бугра мог рассматриваться как вывеска с приглашением археологу либо начать поиски, либо не тратить зря силы и плыть дальше. В самом деле, впоследствии это наблюдение подтвердилось и сэкономило нам много времени и сил.

На этом бугре недостатка в находках не было. Четырехугольные пятна полов усеяны черепками, маленькими кусочками перержавевшего железа, угольками и костями убитых людей. Керамика точно датирует городище - XIV век. На ней голубая полива с темно-синим узором, точь-в-точь как на развалинах великого города Сарая. Покопавшись, мы нашли две монеты: серебряную - дирхем хана Джанибека (1340-1357) и медную, со стершейся надписью, которую потом в Эрмитаже определили как пул шестидесятых годов XIV века. Не могло возникнуть никакого сомнения, что это была татарская крепость. И как искусно ее укрепили! Бока бугра на западе и севере были срезаны, образуя отвес высотой 11 м. Стены по краям обрыва были построены из татарского кирпича (22х30х4 см), розового, трещиноватого, прекрасно обожженного. Кирпич приготовлялся вручную, и на фрагментах его поверхностей видны следы пальцев рабочих, заглаживавших глину перед обжигом. Сейчас стен уже нет. Они растасканы местным населением для построек, и сохранились только обломки да случайно забытый один целый кирпич, который мы подобрали, чтобы увезти в Эрмитаж. А ведь еще в XVII веке это городище было заметно и даже отмечено в "Книге Большому Чертежу" в объяснительной записке к карте русских земель, составленной при Борисе Годунове. Грустно, когда гибнут города, но для этого всегда бывают исторические причины. А вот когда уничтожают памятники прошлого, это еще обиднее. Ведь они никому не мешают!

Выкопав несколько шурфов, мы убедились, что культурный слой на городище достигает всего 4 см. Это значит, что жизнь поселения была недолгой. Хазарских остатков не было вовсе, значит крепость построили сами золотоордынские татары на пустом месте, и тут возникает вопрос: зачем? Ведь, как уже было сказано, бугор "Чертово городище" в XIV веке был островом, и глубины вокруг него достигали 6 м. Добраться сюда можно было только на лодке, а в ветреную погоду - не без риска. Так кому же хотелось или, может быть, было нужно тут жить? Эта загадка неразрешима без географии.

В первом тысячелетии большая часть волжской воды протекала через Ахтубу, а западная часть современной дельты была сухой степью. Когда же в XIII веке вода в Волге поднялась, она стала интенсивно подмывать правый берег и, наконец, прорыла свое современное русло. Тогда же Ахтубу занесло песком, восточные протоки обмелели и перестали быть водными путями, важными для торговли. Корабли из русской земли двинулись в Персию по западному протоку - Бахтемиру, а навстречу им поплыли корабли персидских купцов. Торговля обогащала ханов Золотой Орды, но не кочевников соседней степи, примыкавшей к Волге с запада. Чтобы охранять торговый путь, давать купцам безопасный приют, наблюдать за порядком на широкой реке и поддерживать на ее берегах власть золотоордынского хана, была сооружена крепость на острове. Пока бугор омывали волны моря, крепость была неприступна.

… Зима 1395 г. была исключительно сурова. Много скота в степях померзло, и цены на мясо возросли. А если так, значит, и море вокруг крепости "Чертово городище" замерзло, а воины Тимура, возвращаясь домой через Дербентский проход, т.е. по берегу Каспийского моря, не могли пройти мимо низовий Волги. Что было дальше - легко вообразить, и если даже что-нибудь случайное окажется неточным, то вся картина восстанавливается как неумолимая закономерность.

Декабрь кончается. Снег скрипит под копытами коней, степной ветер сечет лица воинов. Они победили и идут домой, но они устали, голодны, замерзли, а впереди длинная дорога по пустыням, и пищу приходится покупать у купцов-маркитантов по 250 кебекских динаров за барана. Да тут никакой добычи на прокорм не хватит!

Чу, впереди поселение, дома, пища, женщины. Посреди ледяного поля стоит небольшая крепость. Её так легко взять... да и надо взять, ведь там засел противник. Конечно, этот противник не опасен, и если пройти мимо, то можно никогда в жизни о нем не вспомнить. Но в крепости добыча, возможность накормить воинов, достать фураж для коней, а взять эту крепость проще простого. Так мог, так должен был думать командир чагатайского отряда в 1395 году. Если же он все-таки думал о своих женах в садах Бухары или вспоминал суру из Корана, то ему эти мысли не могли не подсказать его тавачии, сотники и даже ординарец, перед тем перекинувшийся словом с простыми всадниками. В тимуровской армии была жесткая дисциплина, заключавшаяся в том, что воины слушались эмира, а эмир прислушивался к воинам.

Можно думать, что приступ был коротким и пожар довершил остальное. Все обломки железных орудий или оружия были оплавлены в большом огне. Не было ни одного погребения, но обломки человеческих костей валялись всюду. Развалины стен и домов лежали на бугре долго, но жителей среди них не было. Город превратился в городище за несколько часов...

Когда мы закончили описание, жара уже спадала. Прежде чем покинуть это место, мне захотелось обойти бугор по подножию, чтобы рассмотреть его снизу. На западной стороне, неподалеку от искусственного обреза, я заметил куст тамариска. Было странно, что этот куст прибрежных пустынь и береговых валов оказался здесь, окруженный ивами, камышом и зелеными луговинами. Приглядевшись, я понял: тамариск рос на обвале культурного слоя. Видимо, когда море уходило, кусты тамариска росли на намытых волнами песках, но это было давно, и другие растения успели вытеснить их. Этот же куст удержался, потому что он вырос не на естественной, а на исторической почве; он был таким же остатком прошлого, как обломки кирпичей или черепки битой посуды, валявшиеся вокруг него. Черепки показывали то, что может сделать человек; тамариск - как жестоко обходится со своими творениями природа: он здесь одинок, а его родичей задавили камыши да ивы.

И тут, прощаясь с "Чертовым городищем", я произнес стихи Омара Хайяма в своем, довольно приблизительном, скорее смысловом, переводе:


Видел птицу я, что села на руины Туса,
Положила пред собою череп Кай-Коуса,
И сказал: "Горе, горе! Череп, видишь сам...
Где знамена? где литавры? где гарем? где храм?"
Слава мира сего проходит именно так.
Лев Гумелёв. Открытие Хазарии.

Возвращаемся к байдаркам, отваливаем от "Исполина" и идём искать стоянку. Справа проходит трасса, берег густо уставлен машинами отдыхающих, туда мы не хотим. Слева сначала тоже дорога и автомобилисты, а дальше берег занят селом Ямное. Ниже села устье ерика Кривая Ямная. На его южном берегу неплохая стоянка, но занятая. К тому же она прямо напротив домов. Дальше берег не населённый, но и без деревьев.

Метрах в 200 ниже Ямного причаливаем у створного знака. Здесь есть заросли тамариска, дающие немного тени. Осматриваю берега ерика, но там стоянок больше нет. Останавливаемся прямо здесь.

Дети, а за ними и взрослые карабкаются на створный знак. Купание здесь неплохое, но не детское. Метрах в 10 от берега под водой крутой обрыв. Видимо совсем недавно углубляли фарватер. Идёшь себе по колено в воде и неожиданно проваливаешься с головой… Вот почему ближайшее село называется Ямное ;-)

Стоянка оказалась спокойной. Местное население сюда не заходит. Из скота видели только лошадей вдалеке.

Вверх по Бахтемиру идут военные корабли. Мы решили, что их перегоняют на Чёрное море, где разворачивается конфликт с Грузией.


Вверх по Бахтемиру идут военные корабли


Наша стоянка


Бахтемир у села Ямное


Бахтемир. Закат

21 августа

Ветер наконец стих, а нам это уже почти всё равно. Я позвонил водителям и договорился, что нас завтра вывезут в Астрахань снова на двух ГАЗелях. Нам осталось только перейти на правый берег, где проходит трасса. Наваливается жара и стимулирует народ побыстрее перебраться на противоположный тенистый берег.

Стоянка с автомобильным подъездом немного выше предыдущей. До трассы километра два. Берег с живописным лесом, но очень много мусора. Несмотря на рабочий день, имеются отдыхающие на машинах, а потом ещё пришло стадо…

По поводу жаркой погоды устраиваем киляние "Щук". Заодно отмываем скопившуюся в лодках грязь. Разгруженная лодка довольно легко опрокидывается, если весь экипаж сядет на один борт. Восстанавливается на ровный киль одним человеком, при этом в лодке остаётся сравнительно мало воды. В такую лодку можно забраться, не касаясь дна и не зачёрпывая воды.


"Щука" на волне


"Щука". Оверкиль

После всех этих водных процедур у нас ещё остаётся достаточно времени на просушку лодок и сборы.

Когда спадает жара, мы с Наташей идём по просёлку к трассе. Потом нам это очень пригодилось для наводки ГАЗелей.

22 августа

Через лес, потом по трассе едем к Астрахани. Мелькают знакомые места. Прощай Дельта.

В городе сдаём водное снаряжение в камеру хранения вокзала. Недорого устраиваемся на частную квартиру недалеко от центра. Почти сразу выходим в город. Народ жаждет пообедать в кафе. Попутное заведение вскоре находится, но увы, всё очень долго и не очень вкусно. Наконец движемся дальше, я со словами "Не делайте из еды культа". Тем временем жара начинает спадать.

Астрахань готовится к 450-летию, поэтому повсюду идёт стройка, в центре нет ни одного целого тротуара. До вечера мы успели побродить по старинным улочкам города и кремлю. Разведали расположение музеев. Закат застал нас на Красной набережной. На самом деле она белая - голый железобетон. Кремль тоже весь в реконструкции, частично сверкает новой побелкой, частично в лесах, заглядываем во все закоулки, находим церковный садик, идём вдоль крепостных стен по грудам строительного мусора, наблюдаем, как спускают крест с Троицкого собора. На каменистом берегу ерика Кутум встретили городскую черепаху.

Ужинаем арбузами.


Астраханский кремль


Закоулки астраханского кремля


Астрахань. Красная набережная. Ерик Кутум


Астрахань. Витрина

23 августа.
День Рождения Наташи

Год назад мы шли 10 километров вброд по реке Ола под дождём, потом голосовали на Колымской трассе.

Сегодня жара и ранний подъём. Грузим в рюкзаки арбузы и дыню, накупленные вчера по жадности. Съезжаем с квартиры. На троллейбусе доезжаем до кремля.

Про астраханские троллейбусы стоит сказать отдельно. Окна в них закрываются занавесочками. С солнечной стороны их задёргивают, а с противоположной - по желанию. Кондуктор, продавая билеты, обязательно благодарит за то, что сели к нему в троллейбус и приглашает приходить ещё. Пассажиров не очень много, они с удовольствием подсказывают, где лучше выйти поближе к той или иной достопримечательности.

Вообще народ в Астрахани и области очень радушный и общительный. Вчера мы увидели интересное здание, думали мечеть, оказалась библиотека в бывшем здании банка. Проходящая тётенька тут же рассказала нам всё, что знала про него и посоветовала зайти внутрь, посмотреть на интерьеры.


Астрахань. Здание библиотеки

На троллейбусе мы добрались до Братского сада, примыкающего к кремлю. Рядом и большая часть музеев. Вчера мы видели здесь множество свадеб и решили, что нам можно устроить прямо в саду день рождения. Достаём арбуз и радостно съедаем его на скамеечке. В 10 часов открываются музеи. Народ расходится по интересам: кто в краеведческий, кто просто в кино, а мы идём через двор конструктивистских домов в музей этнографии. Но на двери табличка, что какой-то трест переехал на другую улицу, а про музей - ни слова. Напротив есть ещё Музей Культуры Астрахани. Вчера мы узнали, что там открыта выставка граммофонов. Заваливаемся туда довольно шумной толпой и заказываем экскурсию.

Оказался очень интересный и душевный музей. С интересом посмотрели разные старинные звуковоспроизводящие приборы: граммофоны, патефоны, шарманки, музыкальные шкатулки. В музее много всего о театральной Астрахани. Здание тоже старинное и интересное. Особенно впечатляет застеклённая терраса на втором этаже с видом на сад. В сад мы тоже заглянули. Деревья там не очень большие, трудно они здесь приживаются, очень большие перепады температур: летом +40, зимой - 30 без снега. В своё время в этом доме жил Чернышевский. Его в Астрахань сослали. Астрахань была ссыльным городом именно из-за климата.

У нас осталось ещё немного времени на Музей Этнографии. Оказывается он всегда был в кремле, на нашей карте опечатка. Идём в кремль и с некоторым трудом находим музей. Он небольшой, но в нём представлены костюмы и утварь разных народов Нижнего Поволжья. Есть разные любопытные вещицы.

После моего предыдущего посещения Дельты прошло почти 20 лет, когда-то я здесь окажусь снова...
Вот и всё, почти бежим на вокзал...

[Обсудим в Живом Журнале]
[На дневник Сергея]

Hosted by uCoz